Олеся Яхно: России не удается гибридизировать Европу​. Во всяком случае так быстро, как хотелось бы Кремлю

Хочу напомнить, что год назад главы МИД стран Евросоюза единогласно приняли пять руководящих принципов построения отношений с Россией.

1. Возврат Крыма и полная имплементация Минских соглашений, которая необходима для любых сдвигов в отношениях ЕС-Россия.

2. Укрепление отношений с восточными партнерами и другими соседями, особенно в Центральной Азии.

3. Укрепление внутренней устойчивости ЕС, особенно в связи с возможными энергетическими угрозами и киберугрозами.

4. Выборочное взаимодействие с РФ в вопросах внешней политики (Иран, Ближний Восток, мирные переговоры в Сирии) и противодействия терроризму.

5. Готовность поддержки российского гражданского общества и участия в контактах «от человека к человеку» и в частности между молодежью ЕС и РФ.

Еще тогда ряд наблюдателей говорили, что эти требования слишком мягкими и размытими. Хотя, по-моему, список возможных угроз со стороны РФ и ответов на эти угрозы выписан предельно неразмыто. И за прошедший год эти позиции не только не были пересмотрены или смягчены, но и ужесточены наоборот. Имею ввиду то, что Европа осознала, наконец, риски агрессивной и ориентированной на конфликты политики РФ не только для Украины, но и для Европы в целом. Это отображено и в решении ЕС выделить 800 тыс.евро на противоднействие возможному вмешательству России в избирательные процессы, и в решениях НАТО на саммите в Варшаве в июле 2016-го.

Во-первых, Европа говорит, что никаких торгов и политического шантажа по Крыму и Донбасу не может быть. Во-вторых, Запад понимаеет опасность и уязвимость других площадок для дестабилизации, прежде всего, Центральной Азии. В-третьих, страны ЕС поняли, что любой регион, даже устойчивый, внешне и внутренне, может стать предметом политики расколов и конфликтов со стороны РФ (тема беженцев и вмешательства в избирательные процессы — как пример). В-четвертых, определена логика сотрудничества «гибриду — гибридово». Запад говорит, что где-то будет сотрудничать с Россией, а где-то — нет. Россия же хотела использовать потенциальные конфликты (то есть, проблематику, по которой Запад не видит никаких компромисов, по Украине в частности) для шантажа в вопросах, где Запад, по идее, должен был бы быть заинтересован в сотрудничестве (Сирия). Но ЕС разделил эти вопросы. В-пятых, Запад отделяет российское общество и власти.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *