Три гетьмана, або Тенеядцы

— Сидит тут постоянно, тунеядец, на работу не ходит. Бороду уже отрастил, и целыми днями на компьютере играется. Скамейку занял, бабушке сесть негде. А ну, пошел отсюда. На работу лучше устройся.

— Я не «играюсь», я работаю.

— Люди на работе работают или автобус водят, а не на скамейках в компьютеры играются. Сидит тут все время…

— Я работаю на улице, мне так удобнее. Со своей работы я занес в казну за три года примерно четверть миллиона гривен налогов, только с роялти. Сам я таких денег никогда не имел, и даже планы на них не строю..

— Так ты миллионер, штоли? Деловой, да? Борзый сильно, да? Машина у тебя есть?

-Так мы уже на «ты» перешли? Ладно, я тебя тоже знаю.

Ты работала всю жизнь, вкладывая в труд сидение жопой на табуретке в жилом кооперативе от Химфарма, и производила не гайки, а один пиздеж, уровня «я ничего не знаю, зайдите никогда». В семьдесят первом году ты получила квартиру в Киеве. В этом доме. Твоему сыну сорок шесть лет, он винтовой наркоман, «танцующий», у него марганцевая энцефалопатия, и вы живете на его инвалидную пенсию, собранную с моих налогов. У него два тюремных срока. И когда я пытаюсь заработать ему и тебе на пенсию, «играясь в компьютеры» и засыпая в четыре утра, твой марганцевый меломан в шесть часов включает музыку так, что у меня окна вылетают.

— Поэтому скамейка моя. Мне же надо как-то вас, людей, ветеранов табуретки и раненных марганцем прокормить?

— Опачки! Ничосе образованный! Ты сам мусарской штоли по раскладам?

— Я твой сосед снизу. Ты меня в лицо не знаешь, потому что все эти годы была бухая, только пила не водку, а всякие корвалолы литрами, и я по запаху в лифте знаю — кто тут проехал.

Но ты человеческих лиц не различаешь в принципе. Для тебя все люди — это просто контуры и тени. Эта скамейка моя, и мне надо на ней работать. Потому что тебе, и твоему марганцевому меломану надо что-то жрать. Я вас не люблю, но не настолько, чтобы вы голодали.

***
— Да, мы в курсе кто ты. Чего ты сюда вообще приперся, Лук?

— Ну вы же сказали открыто и публично — нужна поддержка общества в борьбе с коррупцией. Я же тоже единица общества, человек, как все. Я уточнил место акции, поднял жопу с дивана, вызвал тачку и приехал лично бороться с коррупцией. Без всякой там поддержки, опту

— А ты знаешь, что про тебя говорят?

— А ты знаешь, что говорят про тебя?

— А ты знаешь что говорила про тебя, сам знаешь кто?

Заебись поговорили. А вроде союзники.

— Опачки! Ничосе образованный! Ты сам мусарской штоли по раскладам?

— Я твой сосед снизу.

Я твой сосед, а не враг. И если ты меня сверху случайно затопил, это не повод для вендетты. Пол мы вытрем, стены отштукатирим, трубы починим. Это все хуйня. Но и ты тоже выключай музыку в шесть утра, потому что я лег спатьпод утро, в четыре часа.

Делая, в общем-то, наше с тобой общее дело.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *